Примеры сочинений задания 17

В данной статье мы привели несколько сочинений, которые наверняка помогут Вам при написании творческих работ. Здесь собраны сочинения, оценки которых не ниже 8 баллов, а синтаксические конструкции и использование теории на высоком уровне.


Можно ли считать Матрену Тимофеевну Корчагину счастливой? (по поэме Н.А. Некрасова «Кому на Руси жить хорошо»).

«Кому на Руси жить хорошо» — итоговое произведение Н.А. Некрасова, в котором поэт хотел изложить все, что он знал о народе. Вот почему так органично входит в это произведение одна из главных тем некрасовского творчества — судьба русской женщины. Ей посвящены многие произведения поэта: стихотворения «Тройка», «Орина, мать солдатская», поэма «Мороз, Красный нос». Но особенно обстоятельно она представлена в главе «Крестьянка» из поэмы «Кому на Руси жить хорошо», где нарисован образ замечательной русской женщины Матрены Тимофеевны Корчагиной. Именно к ней жители окрестных деревень отсылают мужиков-странников, задумавших найти того, «кому живется весело, вольготно на Руси». Почему же именно эту женщину считают счастливой и подтверждает ли сюжет данной главы такое мнение? Для ответа на поставленные вопросы необходимо определить авторскую позицию, поскольку именно в соответствии с ней выстраивается все повествование.

Русская женщина всегда была для Некрасова воплощением национального характера, главной носительницей самих основ жизни народа. Вот почему так важно было в поэме о народной судьбе показать, каково положение в современной поэту России русской женщины. Ведь счастье матери, жены, хранительницы домашнего очага и вечной труженицы — это и есть залог благополучия любого общества во все времена. Показательно, что в поэме мы слышим не авторский голос — это рассказ самой Матрены Тимофеевны о своей судьбе. Такая форма позволила добиться особой искренности и достоверности изображения. При этом возникает явный контраст в оценке своей жизни самой Корчагиной с мнением окружающих ее людей. Ведь она слывет «счастливой» только потому, что вышла замуж за любимого человека и по чистой случайности спасла мужа от рекрутчины. Но в рассказе этой простой русской женщины звучит горькое признание того, что такое «счастье» — поразительно для нее самой. Действительно, только удачное стечение обстоятельств привело к тому, что она и ее еще не рожденный ребенок не погибли, а жена губернатора удивительным образом становится для них покровительницей — крестной матерью маленького Лиодорушки. Но это счастье выстрадано всей предшествующей жизнью. В ней были тяжкие испытания: подневольная жизнь невестки в семье мужа, «обиды смертные», плетка, бесконечная работа, голод и самое страшное — смерть ребенка. И ужасно то, что это так типично для судьбы русской крестьянки! Недаром в этой главе очень много песен, фольклорных образов и мотивов, а в эпизоде, связанном со смертью Демушки, поэт использовал причитания (похоронные плачи) знаменитой сказительницы Ирины Федосовой.

Все это позволяет прийти к общему выводу, который особенно горько звучит в устах Матрены Тимофеевны: «Ключи от счастья женского, / От нашей вольной волюшки / Заброшены, потеряны / У Бога самого!» И все же вопрос о счастье русской женщины не столь однозначен. Ведь многочисленные горести и беды не сломили ее стойкий дух, не подорвали внутреннюю силу и волю к жизни. Она сумела сохранить душевное тепло и красоту, не утраченную даже под гнетом тяжкого труда и забот: «Красива; волос с проседью, / Глаза большие, строгие…». И как тут не вспомнить «тип величавой славянки» из поэмы «Мороз, Красный нос»! Да, жизнь этих героинь трудна, а судьба их оказалась несправедливо жестокой. Но в том, что такие прекрасные женщины остаются, несмотря ни на что, добрыми и вели кодушными, терпеливыми и милосердными, может быть, и есть счастье. Ведь человек, сохраняющий в душе «чувства добрые» и глубокую веру в Бога, не может быть несчастным. И даже если автор, так замечательно нарисовавший образ Матрены Тимофеевны, хотел подчеркнуть мысль о «страданиях народа», читатель вправе считать такую женщину счастливой.


Как соотносятся интересы личности и государства?» (по поэме А.С. Пушкина «Медный всадник»)

Вопрос о соотношении интересов отдельного человека и государства остается актуальным на протяжении многовековой истории человечества. И сейчас нас волнует эта проблема, а в поисках подхода к ее решению нам может помочь великая русская литература. Особенно важной мне кажется позиция, художественными средствами выраженная Пушкиным в поэме «Медный всадник». Она стала итогом размышлений поэта о личности Петра I, о русской истории и государстве, о месте в нем человека. В этом произведении органично сочетается повествование о судьбе заурядного жителя Петербурга, пострадавшего во время наводнения — Евгения, и историко-философские размышления о государстве, становление которого связано с личностью и деятельностью Петра.

На первый взгляд, между этими двумя героями лежит непреодолимая пропасть, их разделяет не только время, но и место в истории и жизни государства. Один из них царь, великий преобразователь, а другой — «маленький человек», бедный чиновник, никому не известный. Но поэт удивительным образом скрещивает их линии жизни. Вступление — это гимн «строителю чудотворному», вождю нации, интересы которого неразрывно связаны с общегосударственными. Неслучайно здесь используется местоимение «мы» («отсель грозить мы будем шведу»). Замысел Петра поражает своей грандиозностью: вопреки всему, даже самой природе, создать прекрасный город «в топи блат» и тем самым «в Европу прорубить окно». Результат его деяний — построен город, которым восторгается Пушкин, стихия усмирилась, а сам Петр стал «державцем полумира». Но последствия преобразовательной деятельности Петра Пушкин видел не только в этом. Другая их сторона, как и другой лик Петра, представлены в основной части поэмы. «Петербургская повесть» резко контрастирует с вступлением даже стилистически: если начало поэмы выдержано в традициях оды, то здесь господствует прозаичность. Описание жизни бедного петербургского чиновника дается как антитеза рассказу о великом царе-реформаторе. Интересы Евгения связаны с мечтами самого обыкновенного человека о семье, доме, работе.-Но им не дано осуществиться из-за того, что во время страшного наводнения его невеста Параша погибла, а сам Евгений, не выдержав этого потрясения, сошел с ума. Кто виновен в этом? Вначале может показаться, что ответ очевиден: стихия, которая сметает все на своем пути. Но вдруг появляется иной мотив: во время наводнения народ «зрит божий гнев и казни ждет». Почему так произошло? Ответ возникает в кульминационной сцене, когда спустя год сумасшедший Евгений, бродя по городу, оказывается рядом с памятником Петру I. Это уже не столько «строитель чудотворный», сколько символ жестокой государственной власти, которая тоже является результатом деятельности Петра. На миг сознание несчастного Евгения проясняется, и он бросает обвинение медному истукану: «Ужо тебе!..». «Кумир на бронзовом коне» грозен и беспощаден, потому что он — символ той государственной системы, которая «уздой железной» вздернула на дыбы Россию.

Вот что, как следует из развития идеи произведения, противостоит интересам обычного человека, и финал поэмы — гибель Евгения, с этой точки зрения, вполне закономерен. Этот трагический конфликт интересов государства и отдельной личности кажется неразрешимым и вечным. «Куда ты скачешь, гордый конь, / И где опустишь ты копыта?» — обращается поэт не только к своим современникам, но и к нам — их потомкам. Загадка истории остается неразгаданной, но Пушкин показал нам, что надежды и чаяния каждого отдельного человека, пусть даже «маленького», не менее важны, чем интересы государства.


«Можно ли согласиться с утверждением А. Белого о том, что “Чичиков — подлинный черт”?» (по поэме Н.В. Гоголя «Мертвые души»)

Когда-то философ Гегель справедливо заметил, что произведение искусства есть диалог с каждым, перед ним стоящим. Наверное, именно потому так часто возникают споры о смысле того или иного литературного произведения, о его героях. Поэт-символист Андрей Белый, написавший в свое время интересную работу о творчестве Гоголя, увидел в образе Чичикова страшный, мистический смысл. Мне кажется, что можно привести аргументы как за, так и против такой точки зрения, в зависимости от того, как трактовать этот неоднозначный литературный образ. С одной стороны, Чичиков — это особый тип русского человека, своеобразный «герой времени», душа которого «зачарована богатством». «Подлец-приобретатель», в погоне за капиталом он утрачивает понятия о чести, совести, порядочности.

Жажда наживы убила в нем лучшие человеческие чувства, не оставила места «живой» душе, омертвила ее. С другой стороны, этот герой, как настоящий черт, беспощаден и страшен, когда он с безудержной энергией стремится достичь своей цели, он изворотлив и хитер, умеет обратить себе на пользу слабости и пороки людей. До 11-й главы, где дается биография Чичикова, его характер не вполне определен. Ведь с каждым новым встреченным на его пути лицом он выглядит иным: с Маниловым — сама вежливость и благодушие, с Ноздревым — искатель приключений, с Собакевичем — рачительный хозяин. Ко всем он умеет найти подход, для каждого подбирает нужные слова. Как «подлинный черт», Чичиков обладает способностью проникать в самые тайные уголки сознания людей, и это ему необходимо для удачного совершения своего жуткого «дела» — покупки «мертвых душ». Вот почему в облике Чичикова порой проглядывает нечто дьявольское: ведь охота за умершими душами — исконное занятие черта. Недаром городские сплетни среди прочего нарекают его Антихристом, а в поведении чиновников проглядывает нечто апокалипсическое, что подкрепляется картиной смерти прокурора. Но вспомним так и не реализованный замысел Гоголя, согласно которому из первого тома, воплощающего «Ад» российской действительности, Чичиков должен был перейти во второй, где, как в «Чистилище», душа его избавилась бы от греха, подготовив тем самым для этого героя дорогу в новый, идеальный мир — «Рай». Это объясняет,
почему уже в первом томе поэмы в образе Чичикова просматриваются такие черты, которые позволили бы автору провести его через путь очищения и возрождения души. А разве может быть душа у «подлинного черта»? Очевидно, нет. Подтверждением такой позиции является и то, что иногда сам автор удивительным образом сближается со своим героем. Внутренний монолог Чичикова и авторский голос как бы переплетаются в таких эпизодах, как размышления о судьбах умерших крестьян, приобретенных у Собакевича, или в рассуждениях о том, что ждет молоденькую пансионерку. Особенность образа Чичикова в том, что все человеческие чувства в нем спрятаны глубоко внутри. Совесть его иногда пробуждается, но он быстро успокаивает ее, создавая целую систему самооправданий: «Несчастным я не сделал никого: я не ограбил вдову, я не пустил никого по миру…». В конце концов Чичиков оправдывает свое преступление. Это путь деградации, от которого предостерегает своего героя автор.

Первый том поэмы завершается знаменитым лирическим отступлением. Птица-тройка, в которую волшебством писателя преображается чичиковская бричка, мчит героя, а вместе с ним и читателя вдаль по российскому бездорожью. Куда приведет этот путь — в новый, преображенный мир, где будут не «мертвые», а живые души, или же еще дальше^в «ад» уклонившейся от верной дороги жизни — так и осталось неясным. А потому нам остается только гадать, кто же такой Чичиков: «подлинный черт», как назвал его Андрей Белый, или же новый герой русской жизни, которому окажется под силу вывести ее на истинный путь.


В чем разница между первоначальным названием пьесы А.М. Горького «Ночлежка» и окончательным вариантом «На дне»?

Любой писатель всегда тщательно выбирает название своего произведения. Ведь в нем должно быть отражено то главное, о чем автор хотел рассказать своим читателям, это как бы «визитная карточка» его произведения. Известно немало случаев, когда в процессе уточнения замысла писатель изменял название. Так, комедия Грибоедова «Горе от ума» сначала называлась «Горе уму», а роман Лермонтова «Герой нашего времени» был подготовлен к изданию под названием «Один из героев нашего века». Такие перемены отражают не только стремление автора как можно ярче представить свое творение, но и сделать его название емким, многозначным, образным.

Не сразу нашел подходящее название для своей пьесы и Горький. Сначала она называлась «Ночлежка», потом — «Бог солнца». И только в окончательном варианте появилось то название, под которым это про-
изведение стало знакомо широкой публике. Первое название пьесы предельно конкретно и точно, оно отражает место действия. Ночлежками назывались дома, в которых могли переночевать те, у кого не было жилья. Обычно это были люди бедные, неустроенные, которые не могли позволить себе более приличные условия, например, в гостинице. Ведь плата за ночь, проведенную под крышей ночлежки, была очень низкой. Но зато и удобств здесь не было никаких: спали на нарах, в страшной тесноте и антисанитарии. Хозяева ночлежек стремились поместить туда как можно больше людей, поскольку это увеличивало их доход.

Именно такую картину мы видим в пьесе Горького. Ее открывает красноречивая ремарка: «Подвал, похожий на пещеру. Потолок — тяжелые, каменные своды, закопченные, с обвалившейся штукатуркой. Свет — от зрителей и, сверху вниз, — из квадратного окна с правой стороны». Обстановка этого подвала поражает своей убогостью, о чем свидетельствуют характерные детали: вместо стульев — грязные обрубки дерева, грубо сколоченный стол, по стенам — нары. Это объясняет, почему вначале пьеса так и называлась — ночлежка.
Но авторская идея состояла не только в том, чтобы, следуя гуманистическим традициям русской литературы, показать жизнь «униженных и оскорбленных». Конечно, для понимания идеи пьесы важно то, что все события происходят в обстановке крайней бедности, нищеты, грязи. Вместе с обитателями ночлежки мы оказываемся в мрачном, безысходном мире, где царят жестокость и отчаяние. Все обитатели «пещеры» считают, что достойны лучшей участи, но обстоятельства заставили их влачить жалкое существование. Задачей писателя было не только показать, в каких страшных условиях протекает здесь их жизнь, но и попытаться разобраться в причинах того, почему они все оказались на дне, почему здесь слово «человек» перестает звучать прекрасно и гордо, а лучшее в людях оказывается погребенным еще глубже — на дне души. А главное — возможен ли выход и что к нему ведет? Такой проблематике действительно больше соответствовало глубоко символичное название «На дне».
Герои драмы очень разные, у каждого из них своя история падения. Клещ когда-то работал слесарем, и в начале пьесы он все еще продолжает жить мечтами о честном труде. А свою злость на безысходность нищенского существования он вымещает на своей несчастной жене Анне. Иная судьба у Барона: он во многом сам виноват в своем бедственном положении, поскольку промотал состояние и обнищал. Другой персонаж пьесы — Бубнов — когда-то был скорняком, но и в его жизни произошли события, которые привели его в ночлежку: после разрыва с женой он потерял все. С тоской вспоминает о своем успехе на сцене опустившийся и спившийся Актер. И такие истории у каждого из героев пьесы.
Но при всем различии их жизненных путей есть то общее, что объединяет этих людей: все они оказались на дне жизни, откуда уже нет выхода. Горького волнует не только конкретная судьба каждого
из персонажей, а то, почему ни одному из них нет дороги обратно. Только в воспоминаниях и мечтах они начинают чувствовать себя людьми, которым доступна полнота человеческих чувств. Так, например, Настя, живущая в мире своих фантазий о страстной любви некого Рауля, надеется, что такая любовь изменит ее жизнь. Вор Васька Пепел всей душой тянется к правильной жизни, надеясь обрести ее в любви к Наташе.

Но в реальной жестокой действительности эти опустившиеся люди оказываются совсем иными. Отвергнутые обществом, они сами становятся озлобленными и жестокими, даже по отношению друг к другу.
Только с появлением Луки возникает новый поворот сюжета: его доброта и понимание постепенно растапливают оледеневшие души несчастных. Даже яростный противник проповедей Луки Сатин в результате начинает выступать в его защиту. Но как только исчезает этот «луч света в темном царстве», все возвращается на свои места, и становится еще хуже, тяжелее, безысходнее: убит в драке хозяин ночлежки Костылев, попадает в тюрьму Василиса и ее любовник Васька Пепел, пропадает без вести изуродованная Василисой ее сестра Наташа, умирает жена Клеща Анна. Самоубийство Актера закрепляет эту мрачную тональность финала: людям, оказавшимся на дне, нет пути обратно.

Таким образом, название пьесы оказывается более емким и многогранным, точнее соответствует авторскому замыслу. Это не только «пещера», в которой оказались горьковские герои, это и сама атмо-
сфера равнодушия и нравственного уродства, царящая в ночлежке. Такое название пьесы глубоко символично, и оно раскрывает смысл всего произведения.


Почему именно повесть «Фаталист» завершает роман М.Ю. Лермонтова «Герой нашего времени»?

Роман «Герой нашего времени» это прежде всего психологическое произведение. Оно состоит из пяти частей. Каждая из них представляет собой законченную повесть. Все они расположены не в хронологическом порядке, а в соответствии с замыслом автора: наиболее полно и отчетливо показать читателям, кто же такой Григорий Александрович Печорин – герой нашего времени. Для этого Лермонтов рисует психологический портрет Печорина.

Открывает роман повесть «Бэла», где Печорин представляется читателям со слов штабс-капитана Максим Максимыча. Далее следует глава под названием «Максим Максимыч». В ней с Печориным нас знакомит сам автор. А вот три последние главы – дневник Печорина. Здесь сам герой раскрывает свой  внутренний мир, объясняет причины своего поведения, обнажает все свои недостатки.

Последней расположена повесть «Фаталист». В ней Печорин находится в обществе офицеров-пограничников и заключает пари с одним из них – Вуличем. Тот утверждает, что существует предопределение судьбы, то есть каждый человек умрет, когда ему суждено. И раньше этого срока с ним ничего не случится. В доказательство своих слов он собирается выстрелить себе в голову. Вулич стреляет, но случается осечка. Следующий выстрел направлен в воздух. Однако Печорин убежден, что видит на лице Вулича близость смерти, и предупреждает об этом офицера. И действительно: вечером Вулича шашкой зарубил пьяный казак, а затем заперся в доме. Узнав об этом, Печорин вызывается в одиночку арестовать казака. И арестовывает.

В предыдущих главах мы изучали характер Печорина, а в «Фаталисте» получили представление о его мировоззрении. Вначале он не соглашается с Вуличем о существовании предопределения, а затем сам испытывает судьбу, пытаясь арестовать вооруженного казака. Может это свидетельствует о том, что Печорин поверил в судьбу? Или хотя бы начал сомневаться. Значит ли это, что тот вопрос, который задавал себе Печорин о своем предназначении в жизни, получил положительный ответ. И действительно он создан, чтобы разрушать чужое счастье?

Эта глава наиболее философская  во всем романе. И она позволяет читателю самому разобраться в характере героя нашего времени, задуматься о своем характере, о своей судьбе и поставить себя на место Печорина. Вот почему именно она завершает роман. Автор нам в этом не помощник. Лермонтов еще в предисловии заявил, что не собирается судить о поступках Печорина. «Я лишь указал болезнь, но не средство ее излечить».


Почему в финале шестой главы романа А.С. Пушкина «Евгений Онегин» звучит тема прощания автора с юностью, поэзией и романтизмом?

«Евгений Онегин»… Это «собранье пестрых глав» до наших дней сохранило ту неповторимую художественную привлекательность, которой наделил его гениальный поэт. Роман по праву был назван «энциклопедией русской жизни», ведь в нем  автор запечатлел не только быт, но и нравы дворянского общества начала девятнадцатого столетия. Не остались без внимания и характеры людей, живших в то время. И чтобы в полной мере понять мотивы поведения героев, значения их поступков, нам необходимо хотя бы на некоторое время окунуться в атмосферу той эпохи. Такую уникальную возможность представляет роман «Евгений Онегин».

Онегин «родился на брегах Невы», его воспитывал француз-гувернер. Затем Евгений стал вести светскую жизнь: ездить на балы, в театры… Но вскоре ему наскучило такое времяпрепровождение, и он отправился в деревню. Сначала Онегин восхищался местной природой, однако и картины сельской жизни  впоследствии надоели ему. Представьте себе скучающего молодого человека, которому примелькалось все на свете, и он ничего уже не желает в жизни. Таким был Евгений Онегин.

В это время из-за границы вернулся восемнадцатилетний Ленский, начинающий поэт-романтик. Это мечтательный жизнерадостный человек, полный надежд и стремлений, много ожидающий от жизни. Онегин и Ленский стали друзьями. «Они сошлись; волна и камень, стихи и проза, лед и камень не столь различны меж собой», – пишет о них автор. Очевидно, что их дружба основывалась на взаимодополнении характеров.

Но что же привело к тому, что Онегин убил своего лучшего друга? Дело в том, что Ленский предложил Евгению поехать на именины Татьяны. Онегин не хотел ехать, потому что знал, что из себя представляют подобные торжества. Но Ленский все же уговорил его присутствовать в доме Лариных. Естественно, что на балу не было ничего нового для Евгения, и он решил отомстить Ленскому: стал приглашать Ольгу, избранницу молодого поэта, на каждый танец. Такое поведение друга не могло не разозлить Ленского, и он потребовал от Онегина явится на дуэль. Так случилось, что Ленский погиб. А значит, погибли молодость, мечтательность, жизнелюбие, которые олицетворял Ленский. Вот почему А.С. Пушкин в начале шестой главы прощается с юностью, поэзией и романтизмом. Человек умер, и его уже не вернешь, как невозможно вернуть то, с чем навсегда простился великий поэт.